На этот раз я был лишь сопровождающим моей жены Лэнсин и брата Джека, входивших в состав участников экспедиции.

Не моя была очередь охотиться. К

огда у вас есть жена — любительница охоты, выросшая в Монтане, поверьте, это случается.

Мы совершили перелет из США в Турцию без каких-либо серьезных проблем и провели первую ночь в Стамбуле, в отеле с хорошей едой, затем продолжили путь на коммерческом рейсе в город Кайсери, а оттуда в деревню Яхьяли.

Здесь нас зарегистрировали в лучшем и, как оказалось, единственном мотеле города, ставшем для нас базовым лагерем. Мы приехали сюда поздно вечером, и устроители охоты, а также турецкий пиэйч сразу же ознакомили нас с распорядком дня.

Итак, после завтрака и часа, потраченного на пристрелку наших винтовок, мы отправились по извилистой грунтовой дороге в зону охоты. Деревья были настолько редки, а каменистая почва так скудна на траву, что подумалось: да здесь и белке негде скрыться.

Зато чем выше мы поднимались, тем отчетливее видели сияющие заснеженные горные пики. По словам нашего пиэйча, снег выпал слишком рано, и это его беспокоило. Если бы не снег, мы поднялись на автомобиле и выше, а так машину пришлось оставить и дальше передвигаться пешком.

У Джека был собственный пиэйч, водитель и егерь, и он охотился на другом участке. В нашей же группе главным охотником была Лэнсин. Она сидела с пиэйчем на переднем сидении тойоты. Я же как зритель и мальчик на подхвате ехал на заднем сидении пикапа вместе с английским переводчиком и турецким егерем.

Мы припарковались на скальной площадке у дороги и, прихватив снаряжение, отправились к месту, откуда открывался отличный обзор огромной территории. Горные склоны с заснеженными вершинами выглядели как на почтовых карточках.

 

Продолжительность жизни козлов и баранов в среднем составляет 12–18 лет, лишь редкие особи доживают до 20 лет.

Через час наблюдений в бинокли мы обнаружили стадо козерогов, которое находилось значительно выше нас. Что ж, путь к стаду лежал через открытую местность, и нам предстояло сначала выработать стратегию подхода к животным, а затем осуществить ее.

Но для этого нужно набраться терпения. Это, по словам пиэйча, главное качество, позволяющее в горах добыть зверя. Его отец и дед были охотниками на горных козлов, поэтому их опыт заслуживает внимания.

Итак, мы приступили к осуществлению нашего плана. Температура воздуха была, скажем так, приятной, поскольку мы находились на солнечной стороне горы.

Лэнсин отличалась бо́льшим терпением, нежели я, и была совершенно спокойна, мне же казалось, что мы приближаемся к животным со скоростью улитки, и я мысленно призывал всех ускориться, так как сомневался, что мы подойдем к стаду до вечера.

Переход давался всем тяжело. Непросто заставить свое тело двигаться на высоте 3000 метров, когда ты еще не адаптировался к горам и тебе уже далеко не двадцать. И тем не менее моя жена отказывалась подолгу отдыхать и настойчиво повторяла: «Нам нужно двигаться!»

Признаться, я был поражен ее силой воли и выносливостью. И мне, идущему позади всех, приходилось взваливать на спину рюкзак и идти дальше. В конце концов я ведь мужчина и не могу показать слабость перед женщиной, тем более моей женой…

Стадо паслось ниже небольшого хребта. Под его прикрытием пиэйч планировал подойти незамеченным как можно ближе к животным. Последний кусок финального штурма пришелся на особенно крутой склон.

Я поднялся на него с большим усилием. Лэнсин, отличавшаяся острым зрением, первой обнаружила козерогов, хотя и пришлось смотреть против солнца. А я их не видел до тех пор, пока пиэйч не направил мой бинокль в нужную точку.

Наступал кульминационный момент охоты. Переводчик что-то шепотом говорил Лэнсин, пиэйч — переводчику, тот опять Лэнсин, а я изо всех сил старался понять, о чем они столь оживленно беседуют. Безоаровые козлы находились примерно в 300 метрах от нас, причем против солнца.

Главный из турецкой компании указывал Лэнсин налево и говорил, чтобы она стреляла в одного из зверей в середине стада; я шепотом уверял жену, что правее более достойный трофей, — словом, Лэнсин окружали парни, предлагавшие ей свои варианты, но у нее на этот счет было собственное мнение. Уверен, она мысленно посылала всех нас куда подальше.

Эта отважная женщина охотилась во многих странах мира и умела принимать самостоятельные решения.

 

130 см могут достигать в длину рога безоарова козла. ФОТО ДЖОНА ЗИГЛЕРA

Когда вы находитесь на солнечной стороне, трудно оставаться незаметным. Переговоры шепотом и движения рук привлекли внимание осторожных животных, они перестали пастись и, поддавшись панике одного из группы, бросились бежать.

Остановились они примерно в 400 метрах от нас, но стрелять никто не мог, так как все животные были сгруппированы. Так закончился первый день охоты. Тот факт, что Лэнсин не перестреляла всех нас, лишь подтверждает ее железную выдержку.

На охоте всегда практикуется легкий завтрак: сваренные вкрутую яйца, хлеб, немного фруктов, горячий чай или кофе — все, чтобы бодро начать день. В полдень хлеб, холодное мясо и овощи. Ужин в местном ресторане.

Не зная турецкого языка, мы просто указывали на то, что хотели, и наслаждались говядиной, курицей, пиццей и национальными закусками. За ужином нам рассказали о планах охоты на следующий день; вернувшись в свой номер, мы тут же уснули.

Вместо будильника нас разбудил пронзительный голос муэдзина, усиленный громкоговорителем. После утренней трапезы, полные больших надежд и ожиданий, мы отправились туда же, где были вчера.

Разумеется, там были безоаровые козлы, только выше, чем накануне. Я спросил, есть ли там животные, которых мы видели вчера. «Нет», — ответил пиэйч. Обсудив ситуацию, мы поняли, что единственный способ выйти на новую группу — это обойти гору и подняться повыше.

Пиэйч заверил, что в группе есть отличные самцы, и, поскольку у нас впереди был целый день, мы спустились к машине и поехали вокруг горы по разбитой дороге. К счастью, ее не занесло снегом. Объехав гору и припарковав машину, мы взяли снаряжение и начали подъем, а вскоре уже шли по сплошному снегу…

Медленно и неуклонно мы ползли вверх, след в след. Склон был крутой. Чтобы не скатиться вниз, необходимо особое внимание и… удача. Помню, несколько лет назад во время охоты на козерогов моя жена, не устояв на ногах, съехала вниз по снежному желобу, и только чудо спасло ее от падения в пропасть.

Выйдя на горное плато, мы сделали остановку, чтобы отдышаться. Пиэйч внимательно осмотрел окрестности впереди, но козерогов не увидел. Вершина изобиловала ущельями, звери могли быть где угодно. Мы пошли в том же порядке, что и раньше, только медленнее: пиэйч, Лэнсин, все остальные.

Профессионал сказал, что мы можем увидеть козерогов совершенно неожиданно и Лэнсин должна быть готова. Я в жене не сомневался, она хорошо стреляла на 300 метров. У нее был карабин .338, способный справиться с задачей и на более дальней дистанции, если понадобится.

 

Благодаря эволюционной приспособленности к обитанию в самых сложных и защищенных участках гор, козлы в меньшей степени страдают от хищников. ФОТО SHUTTERSTOCK

Что-то заметив, пиэйч жестом приказал нам остановиться и лечь, а сам, скрываясь за камнями, подполз к краю обрыва. Через минуту он вернулся и что-то шепнул переводчику. Пришло время принимать решения.

Первый вариант — продолжить движение вверх по хребту до огромной скалы, откуда можно спуститься на 400 с лишним метров, где я тоже мог видеть животных. Второй состоял в том, что Лэнсин и пиэйч должны скрытно соскользнуть вниз и выйти на дистанцию стрельбы, составляющую около 200 метров.

Лэнсин взглянула на меня, и я понял, что она приняла решение: она сделает точный выстрел. Переводчик шепотом еще раз перевел предупреждение пиэйча: «По крайней мере 12 пар чрезвычайно острых глаз смотрят во все стороны. Осторожнее!»

Любой охотник знает, как мучительно ожидание выстрела напарника. Кажется, проходит вечность. Но вот прозвучал выстрел, и тишина. Вскочив на ноги, я поспешил вниз. Я не знал, справилась ли Лэнсин со своей работой, но я смог увидеть ее на расстоянии 200 метров. Она показывала рукой куда-то на гору, а затем,  сцепив ладони, подтвердила то, на что я надеялся.

Мы прыгали с камня на камень вниз, чтобы догнать Лэнсин, бегущую к своему трофею. Я догнал ее, когда она приближалась к козлу. Ничего себе! Какая красота! Рога еще не промерены, но видно, что они огромные. Шкура тоже великолепна. Самцу одиннадцать лет.

Лэнсин понадобилось два дня, чтобы добыть свой великолепный турецкий трофей. А я был одновременно и зрителем и участником грандиозного представления, и мне не понадобилось при этом нажимать на курок.

Сфотографировавшись, мы говорили и говорили, вспоминая дни охоты — и фиаско, и триумф. Это было приятное время отдыха и ожидания, когда помощники перенесут трофей к машине. На это ушло немало времени, ну и что из того!

Не все горные охоты заканчиваются быстро. Спросите моего брата Джека. Он получил своего козерога в самый последний день охоты — седьмой. И был счастлив.

Да, это было отличное приключение. Мы сюда еще вернемся. И я надеюсь, в следующий раз на переднем сиденье джипа буду сидеть я. Моя очередь!

News Reporter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *