Сегодня техника стала другой.

Угодья почему-то стали ближе и доступнее.

А лоси в них живут по-прежнему.

В конце ноября позвонил друг Виктор и предложил принять участие в серьезной охоте.

Посовещавшись, мы решили собрать бригаду из восьми человек.

Стоимость лицензии оказалась весьма ощутимой, но в то же время почти половиной от известной мне в других хозяйствах. Из восьми участников я был знаком с четырьмя, остальные были лесными жителями, хорошо знакомыми самому Виктору.

Именно наличие в команде местных жителей, заядлых охотников, к тому же пророчило нашему мероприятию достаточно большие шансы на успех.

Проблема выявилась чуть позже. Выяснилось, что половина участников работает сменами, а смены не совпадают.

И в первый серенький и мягкий день охоты я летел в лес один, прекрасно сознавая, что к первому загону катастрофически не успеваю.

Попасть на верную дорогу удалось благодаря подробным инструкциям Виктора и опросу единственно встреченной женщины в последней перед лесом деревушке. Значительно облегчил мою задачу свежевыпавший небольшой снежок.

На условленном месте меня ждали наши мужики. Может, радоваться первой неудаче и не совсем прилично, но я был очень доволен известию, что зверь был, но…

Нет, когда все участники стояли на номерах, но зверь вышел только на одного, это нормально! Просто кому-то и должно повезти больше. А если ты не принимал участия в самом процессе охоты и вынужден довольствоваться банальным мешком мяса, так зачем мне это мясо нужно?!

Принято решение перемещаться на новые позиции, и наши машины скребут днищами по глубоким лесным колеям. Объезжаем непреодолимые завалы бурелома, раздвигая бортами промерзшие ветви кустарника. Машину мне жалко, но иначе не получается. Как говорится, в драке волос не жалеют.

Но вот уазик Виктора останавливается около своего «собрата», очень боевого вида, и еще одной «Нивы». Приветствуем остальных участников охоты и после короткого совещания определяем тактику дальнейшей охоты.

Теперь стрелковая линия располагается по едва заметной линии среди сплошного лесоповала. Наши леса далеко еще не оправились от страшных пожаров, бушевавших на Рязанщине почти десятилетие назад.

Многие участки сплошь завалены упавшими деревьями, среди которых подрастают молодые сосны и березы. Некоторые голые стволы еще держатся в вертикальном положении, а среди них густеют чудом уцелевшие полуживые, с обезображенными огнем однобокими кронами.

Законодатель, разрешивший сельским жителям бесплатный сбор валежника, похоже, никогда не видел таких жутких картин.

В противном случае любой здравомыслящий человек выдвинул бы и утвердил закон, обязующий государство не только разрешить бесплатный вывоз пострадавшей от пожаров древесины (а не какого-то валежника!), но и заключать договоры с частными лицами и организациями на возмездной основе!

В смысле, что государство платит людям, которые ликвидируют этот кошмар. Ведь лесные ресурсы — собственность государства, а именно собственник обязан обеспечить порядок на своей территории.

Под такие грустные мысли крики загонщиков приближаются, и следует команда вернуться к месту сбора. Лоси были в загоне, но перешли дальше. Это известие не сильно смущает наш коллектив, и с шутками и смехом мы рассаживаемся по машинам. Короче говоря, этот день не принес нам успеха.

В одном из загонов на стрелковую линию спокойно вышла здоровенная корова с двумя телятами. Разумеется, многодетная мамаша была отпущена с миром.

Следующий выезд был назначен через два дня.

На второй день нашей охоты погодка была уже более холодная. Но яркое солнце и ожидание встречи с лесом создавали радостное настроение. Теперь мы охотимся в дальних угодьях. На месте сбора сохранился покосившийся дом с вынесенными окнами и дверями. Когда-то здесь была деревня, в которой жили люди.

Чем жили? Да лесом, конечно! Грибы, ягоды, древесина, ну и охота, разумеется! Теперь к дому прикреплена мишень, сплошь измочаленная пулями. В пятидесяти метрах сооружение для упора оружия.

Короткий инструктаж, росписи участников, и мы переезжаем на стрелковую линию, выстроенную вдоль лесной дороги. Дорога активно эксплуатируется лесозаготовителями. Меня это несколько смущает, но местные охотники успокаивали, что зверь здесь привычный.

Загон идет из частого молодого сосняка. Видимость в пределах пятидесяти метров, зато за дорогой открывается обзор на 150–200 метров на территории с молоденькими редкими сосенками и отдельными сухими останками березы.

Слышимость прекрасная, и дятла, занятого своим делом, ухо определяет на расстоянии доброго километра. Загонщиков слышно еще дальше. Это радует, так как бы ни осторожничал лось, слух подскажет направление его движения.

Однако время идет, но… Стоп! Глаз моментально реагирует на промельк слева, а ухо различает нежный шорох. Прекрасная яркая лисица неспешно трусит по мелколесью. Осторожно провожаю ее планкой вскинутого, было, ружья. Вот ведь!

Вчера все рощи и болота в лугах прочесали, и хоть бы что! А тут вот на тебе! Теперь мне просто любопытно: насколько же близко подойдет ко мне рыжая плутовка? Лисица спокойно движется своим маршрутом, меня не замечая. На расстоянии пяти метров легонько кашляю.

Плутовка мгновенно бросается в сторону чащи, но тут же картинно замирает, пытаясь определить степень опасности. Меня, одетого в маскировочный костюм, она не видит, но благоразумно решает убраться подальше.

 Ноги начинают подмерзать, и я, не допуская никаких движений, отчаянно напрягаю все группы мышц, занимаясь статической гимнастикой.

Этому нас, желторотых курсантов летного училища, научил знаменитый Генрих Зигмундович Бархаш, служивший во время войны начальником штаба польской армии имени Тодеуша Костюшко, а в те времена преподававший нам авиационную метеорологию.

Просто в классных комнатах иногда был страшный холод, а учиться было надо. Впоследствии я неоднократно пользовался его наукой и в профессиональном плане, и на охотах, вспоминая учителя с благодарностью. Вот и теперь — пять минут, и мне значительно теплее.

И тут слева появляется вторая лиса. Она идет точно по следам первой. Ну это уж просто издевательство какое-то!.. Мы же не на лис сегодня охотимся! В пяти метрах от меня она останавливается и после моего фырканья повторяет маршрут первой.

По окончании загона переставляемся, потом еще раз… В общем, короток нынче день!
А третий выезд совершаем уже зимой. Прошло-то всего три дня, но осень уже закончилась. Да и по погоде заметно!

Температура –22, и снега значительно прибавилось. Уазик Виктора заводим при помощи буксира. Абсолютный штиль.

Другой друг-охотник, не участвующий в нашем мероприятии, высказал мне вчера полное сомнение в целесообразности сегодняшней поездки. Да, не очень хорошо, но мы надеемся на успех.

Объезд кварталов показал свежайшие переходы и несомненное наличие зверя. Подъезжает руководитель охоты и определяет порядок проведения загона. Мы снова выстраиваемся вдоль лесовозной дороги.

Ждать приходится довольно долго, но что это за ожидание, знает только охотник! Слышимость великолепная, яркое солнце и фейерверк сверкающего инея! И даже не очень холодно, как будто.

Лай одной из наших собак раздается почти напротив моего номера. Сердце стучит сильнее, а руки поудобнее перехватывают оружие. Минуты растягиваются в вечность, а все чувства обострены до предела.

Над мелколесьем, откуда мы ждем появления лося, пролетает глухарка. Собака смолкает, а крики загонщиков все ближе и ближе.

От сухого щелчка выстрела я вздрагиваю. Через несколько секунд доносится второй. Похоже, охота закончена. Когда слышится торопливая беспорядочная стрельба, ничего хорошего ждать не приходится.

А здесь все солидно: прицельный первый выстрел и, после оценки ситуации, второй, прекращающий мучения животного! Так и оказалось.

Через какое-то время смущенно улыбающийся Вячеслав принимает наши поздравления! А поздравлять есть с чем: великолепный черный гладкий бык лежит в тридцати метрах от дороги.

Славе несказанно повезло. Лосей он услышал за полкилометра, увидел за триста метров, спокойно пропустил двух шильников, корову и небольшую телку и подпустил отличного быка на дистанцию уверенного выстрела. Шикарные рога с пятью и шестью отростками венчали могучую голову.

Позже подъехал егерь и, поздравив всех участников, заполнил лицензию. Мы выразили ему нашу искреннюю благодарность за грамотно организованную охоту.

Конечно, каждый охотник желает, чтобы зверь вышел именно на него. Только сие невозможно! Охота всеми была признана как отличная, все участники вели себя очень достойно и доброжелательно.

А на память осталась общая фотография с трофеем и застенчиво улыбающимся на заднем плане Славой.

News Reporter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *