Следующая встреча российского и американского лидеров возможна только в июне 2019 года

«Во время саммита G 20 в Буэнос-Айресе случилось землетрясение, которых в этой части страны практически не бывает. Многие сочли это  дурным предзнаменованием, но к счастью, обошлось —  итоговый документ, хотя и с особым мнением США, в конце концов подписали. Однако российская делегация покидала  Аргентину разочарованной : Владимир Путин не смог убедить Трампа изменить свою позицию по инциденту в Керченском проливе, а более содержательные переговоры, на которые рассчитывали в Кремле, не состоялись ни в каком формате.

Конечно, надежда умирает последней… И все-таки она умерла. На саммите G 20 было много исторических встреч, начиная от переговоров Великобритании и Аргентины по  спорным Фолклендским островам и заканчивая субботней трапезой  Дональда Трампа и Си Цзиньпина, на которой США и КНР удалось заключить долгожданную сделку. Однако российско-американские переговоры на высшем уровне  эту копилку достижений  пополнить так и не смогли.  Два дня журналисты, не имеющие доступа практически ни на одно мероприятие саммита (такова традиция, чтобы лидеры могли чувствовать себя свободно и общаться без помех) довольствовались скупыми   сигналами «не поздоровались», «поприветствовали друг друга»,  «рукопожатие состоялось «, «контакт был кратким», каждый раз дословно передавая эту информацию своим читателям. Даже Дмитрий Песков в один  прекрасный момент не выдержал и заявил, что все это не имеет совершенно никакого значения. «Это абсолютно вторичные элементы, на которые  не стоит обращать внимания. Президентам нужно было встретится. И теперь мы сожалеем, что обсуждение жизненно важных вопросов откладывается на неопределенные перспективы!» — посетовал представитель Кремля.

Сам Владимир Путин на итоговой пресс-конференции рассказал журналистам, что общение с хозяином Белого дома все-таки состоялось за торжественным ужином, правда, буквально «в двух словах»: он ответил на вопросы Трампа об инциденте в Керченском проливе и разъяснил свою позицию. Но в итоге каждый остался при своем мнении. «Ничего, мы подождем, когда американская сторона будет готова к проведению встречи», — сказал президент. Более продуктивно, по всей видимости, на эту тему удалось поговорить с канцлером Германии Ангелой Меркель, которую ВВП угостил завтраком в русском стиле (с красной и черной икрой), и президентом Франции Эммануэлем Макроном. Обоим лидерам Путин нарисовал схему инцидента и подробно восстановил хронологию, опираясь на документы, изъятые у задержанных украинских моряков: «Если в судовом журнале написано, что им ставится задача скрытно проникнуть в наши территориальные воды, то какие могут быть возражения? Это провокация!» Президент  сказал, что не знает, какое впечатление его аргументы произвели на европейских коллег, но реакция была спокойная.

Примечательно, что судя по инстаграму Ангелы Меркель, за ужином Путину удалось пообщаться не только с Дональдом Трампом, но и с его женой Меланьей, сидевшей неподалеку. Однако ВВП сделал вид, что не помнит этого момента и отказался раскрыть журналистам подробности своего разговора с первой леди. «Это вы, наверное, спутали с прошлогодней «двадцаткой», — предположил он. Как бы там ни было, но Меланья и вообще семейство Трамп (а в Буэнос-Айрес  прилетели также старшая дочь Иванка с мужем) на протяжении  саммита не сходили с первых страниц аргентинских газет, интернет-порталов и экранов телевизоров. Пресса «обсасывала» каждое слово и жест американского президента, а он за два дня натворил немало.

Сначала отменил переговоры с Владимиром Путиным, потом пропустил два заседания G 20 (включая самое важное, когда лидеры встречаются со глазу на глаз) и, наконец, до кучи отказался проводить итоговую пресс-конференцию, якобы в связи со смертью Джоржда Буша- старшего. Но на самом деле, как подозревают американские СМИ, из-за очередного витка «Рашенгейта», связанного с  признаниями бывшего  адвоката Трампа Коена о контактах с российским руководством. (Дмитрий Песков уже заявил, что все его показания  ерунда, речь идет о двух мейлах, отправленных на общий адрес пресс-службы). На переговорах с президентом Аргентины Маурисио Макри Трамп бросал на пол не работающий аппарат для синхронного перевода. А на «фэмили фото», когда все «красиво стоят и улыбаются» — активно жестикулировал и громко переговаривался с соседями, мешая фотографам. В общем, огромный воздушный шар «малютка Трамп», запущенный  в центре Буэнос-Айреса антиглобалистами, отлично отражал  психологическую сущность американского президента — невоспитанного ребенка, считающего, что мир вращается вокруг него, и все  должны потакать  его «хотелкам» и капризам.

В свою очередь Меланью Трамп стандартно хвалили за стиль и подсчитывали стоимость её нарядов (ни одно платье в итоге не оценили меньше, чем в $ 3 тыс), однако наибольших симпатий аргентинцев удостоилась королева Нидерландов Максима, по-простецки заглянувшая после гала-ужина в ближайшую кафешку, чтобы заказать стаканчик мороженого. Что касается Владимира Путина, то о нем писали много, но всего лишь по двум поводам. Во-первых, из-за отмены встречи с Дональдом Трампом, на которую в Аргентине, как и во всем мире возлагали большие надежды. А во-вторых, из-за рукопожатия, которым он обменялся с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Салманом.  

Как уже писал «МК», положение высокопоставленного саудита из-за подозрений в причастности к убийству журналиста Джемаля Хашукджи на саммите заведомо было весьма щекотливым, и это подтвердила реакция лидеров. Премьер-министр Великобритании  Тереза Мэй встретила кронпринца с каменным лицом и потребовала объяснений. Президент Турции Реджеп Эрдроган прошел и не заметил.  Трамп сначала было сообщил, что «обменялся любезностями», но потом опомнился и уточнил, что речь идет всего лишь о кратком приветствии. Не удивительно, что на этом фоне размашистое  рукопожатие Владимира Путина и бен Салмана «дай пять», сопровождаемое дружескими улыбками,   привлекло всеобщее внимание и стало сюжетом многочисленных комментариев в интернете и СМИ.

 

На пресс-конференции российский лидер не стал скрывать, что провел весьма насыщенные переговоры с наследным принцем, на которых убийству журналиста, по всей видимости, уделили немного внимания. (ВВП дал понять, что его вполне устроили объяснения, данные саудитом на одном из мероприятий G20). Главной темой переговоров стала нефть, и вот тут для России, наконец-то, появились хорошие новости. «Мы достигли соглашения о сокращении нефтедобычи», — заявил ВВП, уточнив, что конкретные объемы еще надо согласовывать, но какой бы не получилась итоговая цифра, её можно будет корректировать, исходя из ситуации на рынке.  Не трудно догадаться, что снижение добычи (и даже заявления об этом) скорее всего приведут  к повышению цены на «черное золото», что выгодно, как России, так и Саудовской Аравии. Хотя Путин недавно говорил, что $60 за баррель — это нормальная цена, против $80 никто возражать не будет, особенно в свете амбициозных майских указов.

Что касается итоговых документов саммита G 20, то их российский президент оценил весьма сдержано. Впрочем, прорывных решений от сильных мира сего на этот раз никто не ожидал. Спасибо, что им в принципе удалось согласовать совместное заявление, пусть даже с особым мнением США, подтвердившими свой выход из Парижского соглашения по климату, но пообещавшими бороться с глобальным потеплением наряду со всеми остальными. Мировые лидеры также призвали реформировать ВТО, оживить мировую торговлю, повысить роль женщин в экономике и  уделить особое внимание вызовам на рынке труда. В общем, как и предполагалось: скрыли разногласия за общими словами и стандартными формулировками. Следующая  встреча в формате G20 должна состояться в июне 2019 года в японской Осаке и, похоже, что до этого момента у российского и американского президентов не будет повода провести (или хотя бы попытаться провести) двусторонние переговоры.

Если, конечно, «малютка Трамп» не решит сменить погремушку…

Источник

News Reporter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *